Спонтанность как внутренняя свобода

Спонтанность - дар или наказание? Размышления о сущности понятия с позиции различных психологических подходов.

Спонтанность в обывательском смысле

Мы называем спонтанным человека «легкого на подъем», с готовностью меняющего свои планы, импульсивного, совершающего необдуманные поступки, ветреного, непредсказуемого. Такой букет отнюдь не всегда вызывает умиление у окружающих, а носитель таких качеств может восприниматься как человек инфантильный. И, вероятно, в этом есть доля правды.

Каждый ребенок спонтанен от рождения, ведь он руководствуется только своими внутренними импульсами, не заботясь о том, как соотнести их с требованиями окружающей реальности. Он абсолютно открыт, он не способен пока еще ни к самоконтролю, ни к притворству.

Спонтанность с точки зрения Трансактного Анализа

Согласно Трансактному Анализу в каждом человеке можно выделить три состояния Эго: Родитель, Взрослый и Ребенок.

В Эго-состоянии Родителя активизируются перенятые от наших родителей в докритичном периоде установки, правила, назидания. Внутренний Родитель диктует нам, что такое хорошо и что такое плохо, что можно и нельзя и принимает активное участие в конфликтах с другими людьми, нередко бывает категоричен.

Наш внутренний Взрослый отвечает за восприятие реальности и получение объективной информации, находит внутренний баланс, пытаясь совместить наши «хочу» и «надо».

А внутренний Ребенок – это и есть наша спонтанность, креативность, наши самые непосредственные эмоции и искренние переживания.

В телесно–ориентированных моделях психотерапии метафорой психологического здоровья также является ребенок. Только тогда, когда человек обретет спонтанность и непосредственность чувств, как у ребенка, можно говорить об успешно проведенной психотерапии.

Анти-спонтанность

Есть люди, боящиеся спонтанности как огня в силу своих личностных характеристик.

Это люди аккуратные, стремящиеся к режиму и точному распорядку, все планирующие и в высокой степени контролирующие свое поведение. Любые неопределенные ситуации вызывают у них тревогу. Неожиданное изменение планов может привести их в панику. Такие люди бояться открытого проявления чувств и не любят сюрпризов. Предпочитают, чтобы их жизнь была подчинена одному и тому же распорядку. Они действуют по принципу «семь раз отмерь», боятся совершить ошибку. Обычно это высокопорядочные и совестливые люди с жесткими моральными критериями, применяемыми прежде всего к самому себе, обеспокоенные мнением других людей о себе. Они не позволяют себе быть такими, какие они есть, не прощают своих слабостей, стремятся все делать по правилам, соответствовать нормам и стандартам, не выходить за рамки.

Таковы обсессивно-компульсивные личности.

Спонтанность и свобода

Психолог Дмитрий Леонтьев, рассуждая о свободе, задается вопросом о соотношении свободы и спонтанности. Маленький ребенок спит, когда хочет спать, играет, когда хочет играть, бегает и прыгает, когда ему этого хочется. Значит ли это, что он свободен? Нет, потому что все эти действия – проявления спонтанности, непосредственных импульсов, объясняет Дмитрий Леонтьев. «Свобода соотносится со спонтанностью как высшая психическая функция с низшей. Низшие психические функции действуют сами по себе, словно бы механически. Высшие функции – то, что мы совершаем осознанно, исходя из собственного опыта и представлений о том, как надлежит поступить». Внешне проявления высших и низших функций могут быть схожими, но причины их часто абсолютно различны. Он пишет о том, что настоящими проявлениями свободы можно считать те действия, которые мы совершаем с ясным осознанием последствий и готовностью за них отвечать. «И если, к примеру, под окном среди ночи голосит сигнализацией машина, то немедленно сбросить на нее горшок с цветком – это проявление спонтанности. А вот если, бросая, мы отдаем себе отчет в том, что сейчас на пороге возникнет разъяренный сосед с монтировкой в руке, то это уже свобода.» Чтобы разграничить понятия, назовем такой аспект спонтанности, который связан с проявлением непосредственных импульсов, реактивным поведением или импульсивностью. Такое поведение не имеет ничего общего с идущей из глубины личности подлинной спонтанностью, о которой пойдет речь ниже.

Спонтанность как способ жить из глубины целостной личности

Экзистенциальный психолог Ролло Мэй считал, что спонтанность - самое очевидное качество личности, научившейся самоутверждаться. «Спонтанность ценится как добродетель, так как показывает, что человек интегрировал глубинные слои своей личности. Он добился некоторого единства бессознательных побуждений и сознательных целей, и поэтому ему не всегда нужно "дважды подумать, прежде чем сказать". Он пришел к согласию со своей инстинктивной жизнью, и теперь ему не нужно всегда быть начеку - как бы не сделать или не сказать чего-нибудь, о чем он потом будет жалеть. Спонтанный человек вовлекает в действие большую часть своей личности в целом. Это само по себе доказывает, что он достиг высокой степени личностного здоровья.»

С другой стороны, люди, которые не добились согласия со своей инстинктивной жизнью, или, говоря в терминах юнгианского анализа «не интегрировали свою Тень», не могут себе позволить быть спонтанными - из страха, что из недр их бессознательного вырвется на поверхность дикое животное, которое мгновенно разрушит их репутацию.

«Спонтанность и искренность, в конце концов, всего лишь формы элементарной честности. Тот, кто научился быть честным, тот овладел секретом личностного здоровья. Говорить, поступать, жить из глубины целостной личности - вот идеал.» (Ролло Мэй).

Итак, Ролло Мэй пишет о ценности инстинктивного самовыражения, и мы склонны с ним согласиться. Но одного самовыражения недостаточно, ведь мы живем среди людей, а значит нам необходимо соотноситься с ними, учитывать их интересы, не нарушать их границы. То есть необходимо подумать о форме, уместности и своевременности нашего самовыражения. Но тогда мы получаем явное противоречие, которое заключается в следующем: необходимость ограничения нашей спонтанности, придание ей формы и заворачивание ее в «культурный фантик» делает нашу спонтанность уже неспонтанной…

Так возможно ли оставаться спонтанным, живя среди людей и подчиняясь не только принципу удовольствия, но и принципу реальности?

Может быть, ответ в том, чтобы разделить спонтанность на первичную эмоцию (что я почувствовал?) и импульс (что я захотел сделать?), учиться отслеживать возникновение в себе этих первичных эмоций и импульсов, давать себе право на них. И иметь внутреннюю свободу выбора, реализовывать ли эти импульсы в действии, когда именно и в какой форме – по своему усмотрению, с готовностью нести ответственность за последствия своих поступков, а не действовать импульсивно (то есть несвободно).

Представляется целесообразным разграничить понятие импульсивной спонтанности, характерной скорее для детей и взрослых с инфантильными чертами личности и зрелой спонтанности, произрастающей из внутренней свободы.

Таким образом, критерием зрелой спонтанности можно считать отсутствие внутреннего напряжение, зажимов и наличие внутренней свободы, - это тот идеал, к которому можно стремиться.

Опубликовано: http://www.b17.ru/article/74297/